Хомейни Мусави Рухолла

Дата: 13 Апрель 2013 Рубрика: Узурпаторы божественного замысла Комментарии: Нет комментариев
«Яндекс.Такси» запустит сервис грузоперевозок
Новый сервис предоставит возможность заказать грузоперевозки по двум тарифам. Также можно будет использовать услугу грузчика. Первый тариф позволяет заказать легковой автомобиль (Citroen Berlingo и Lada Largus) с грузовым отсеком с общей грузоподъемностью не более 1 тонны. Во втором тарифе представлены малотоннажные фургоны с грузоподъемностью до 3,5 тонн, например, Citroen Jumper и «ГАЗель NEXT». Автомобили будут не старше 2008 года, сообщает «Коммерсантъ».
Также клиенты смогут заказать транспорт с грузчиками, но если водитель работает в одиночку, он не будет получать такие заказы. «Яндекс.Такси» обещает «специальные бонусы для некоторых партнеров и водителей», подключившихся к новому тарифу.


Духовный руководитель Исламской Республики Иран с 1979 по 1989 гг. Аятолла.

С именем Хомейни тесно связана активизация исламского фундаментализма в конце XX – начале XXI столетий. Это ему принадлежат слова: «Нашу веру [ислам] никто не сможет остановить… Через 10 лет коммунизм исчезнет с лица земли. Ислам же продолжит свое победное шествие».

Первая часть предсказания в определенной степени уже сбылась. Похоже, начинает сбываться и вторая. Последние события мировой истории свидетельствуют о том, что роль ислама в мире действительно возрастает.

Биография Хомейни для Запада полна загадок и белых пятен. Нет точных данных даже о годе его рождения. Зато известна дата и место его появления на свет. Будущий глава Ирана родился 24 сентября в г. Хомейне, к югу от Тегерана. Родовое имя Мусави означало, что по отцовской линии его род через святого имама Мусу Казема восходит к самому пророку Мухаммеду.

При рождении мальчику дали имя Рухолла – «дух Аллаха», ставшее девизом его жизни. Но дело, конечно, не в имени. Просто Хомейни появился на свет в семье, исповедовавшей дух и букву ислама. Его отец, Мустафа Мусави, получил образование в известном шиитском центре Наджафе в Ираке и стал ведущим священнослужителем Хомейна. Когда Рухолле, его шестому сыну, не исполнилось и пяти месяцев, Мустафа был убит родственниками одного из жителей города, которого по его указанию казнили за нарушение поста в месяце Рамазане.

Вдова Хаджар Сагафи воспитывала сына в духе непримиримости к врагам ислама. Она же дала ему и начальное образование. Родной дом Хомейни покинул только в 19 лет, чтобы поступить в медресе в г. Араке. В 1922 г. для продолжения образования он переехал в г. Кум, слывущий «шиитским Ватиканом». Помимо исламских дисциплин молодой человек увлекся трудами Аристотеля и Платона. Много лет спустя платоновскую «Республику» он положил в основу своей модели исламской республики. Кроме того, юноша писал стихи, которые позже печатались под псевдонимом Хафиз. В целом Рухолла был явно не из последних учеников. По окончании курса он начал преподавать в Центре исламских исследований Файзийе, самом авторитетном учебном заведении Ирана.

В 1925 г. молодой человек женился на Батул ханум, десятилетней дочери одного из богатых и влиятельных религиозных деятелей. Этим он значительно упрочил свое материальное положение, так что брак, очевидно, был заключен в расчете на приданое и связи тестя. Однако семейная жизнь Рухоллы всегда была безупречна. С женой Хомейни прожил всю жизнь и имел от нее 8 детей, трое из которых умерли в детстве. Все дети, конечно, воспитывались в духе мусульманских традиций и обычаев.

В 1937 г. ученый богослов совершил паломничество в Мекку, которое стало важной вехой его биографии. На обратном пути он остановился в Наджафе, чтобы познакомиться с трудами запрещенного в Иране ал Банна, принадлежавшего к воинствующей исламской организации «Ихван ал муслимин» («Братья мусульмане»). Хомейни сблизился с членами этой организации и привез их идеи на родину. Позже он открыто встал на сторону боевых арабских организаций «Аль Фатх» и «Хамаз», оказывая им финансовую поддержку.

В 1938 г. Хомейни вернулся в Кум и начал резко осуждать в печати антиклерикальные, а особенно антишиитские тенденции в общественной жизни Ирана, которые поощрял шах Мохаммед Реза Пехлеви. Кроме того, он совершал длительные поездки в глубь страны, призывая население выполнить свой религиозный долг, оплачивая исламо шиитские налоги, чем значительно упрочил материальное положение кумского духовенства.

Шахский режим, придерживавшийся прозападной ориентации, Хомейни возненавидел еще студентом медресе. В 1925 г. он осмелился публично заявить: «Иран примирится сам с собой лишь с исчезновением династии Пехлеви», – а потом неуклонно преследовал цель свержения шаха. Ведь тот осмелился запретить многие религиозные церемонии, разрешил женщинам не носить чадру, установил контроль за доходами духовенства и предпринял ряд мер по реквизиции его земельной собственности. Кроме того, Хомейни считал шаха узурпатором. Следуя мусульманской традиции, он был убежден, что трон Ирана не может занимать человек, не являющийся в отличие от него прямым потомком пророка.

Его первая встреча с шахом произошла еще в Куме, во время визита венценосных супругов в медресе. Аятолла Бафки осмелился сделать замечание шахине за то, что та вошла в храм с непокрытой головой. Оскорбленный шах ударил почтенного аятоллу хлыстом по лицу. Возмущенный ученик медресе Рухолла потребовал от учителя наказать обидчика. Но Бафки предпочел стерпеть унижение, а Хомейни сделал вывод: никогда ни в чем не уступать шаху в отстаивании религиозных обычаев и собственного достоинства.

Случай еще раз свел его с Пехлеви в 1946 г. Членами шиитской организации «Федаян а ислам» был зверски убит крупный иранский историк Ахмед Кесрави, выступавший против шиизма. Не видевшие греха в убийстве оппонента, пять мулл из Кума во главе с Хомейни отправились к шаху, чтобы просить о помиловании убийцы. Принять шах согласился только Хомейни. Его предупредили, что ожидать Пехлеви нужно стоя. Тем не менее вошедший шах увидел Хомейни сидящим. Шах был вынужден сесть вторым; более того, ему пришлось пойти навстречу главе делегации и помиловать преступника.

К этому времени будущий аятолла уже был широко известен как оппозиционер шахскому режиму. Еще в 30 е гг. лекции его были запрещены, однако он продолжал преподавать подпольно и сумел воспитать множество последователей. Недаром в конце 50 х гг. Хомейни стал аятоллой – религиозным деятелем высшего ранга. В то время в Иране их насчитывалось всего несколько сот человек.

Признанным лидером Ирана Хомейни стал не только благодаря преподавательской деятельности. Им было написано более 20 книг по исламской теологии, большинство которых посвящалось критике шахского режима за деспотизм и разрушение исламской культуры.

В 1962 г. отношения между промусульмански настроенными иранцами и властью особенно обострились. В октябре Пехлеви провел законопроект, разрешавший «неверным», т. е. немусульманам, избираться в органы государственной власти. Избранные получали право произносить клятву не только на Коране, но и на Библии.

Для Хомейни и его последователей это было святотатством. Аятолла заявил: «Вы намереваетесь лишить Коран его официального статуса и… открыть путь врагам, предающим ислам и Иран». А кумское духовенство объявило законопроект противоречащим духу и букве иранской конституции и основным принципам шариата. Правительству направили ноты протеста, а верующим – специальное послание, призывавшее поддержать исламистов.

В ответ шах намеревался в январе 1963 г. провести в Тегеране «парад эмансипированных женщин», но организованные Хомейни и его сторонниками демонстрации и акции протеста заставили его отступить. Аятолла тут же призвал иранцев к свержению шахского режима вооруженным путем. В стране под руководством духовенства вспыхнуло восстание, которое было жестоко подавлено. Хомейни дважды арестовывали, но высшее духовенство объявило его «Аятоллой аль Озма». Этот титул, который имеют менее десятка шиитских религиозных деятелей, сделал лидера неприкосновенным для светского суда.


Тогда шах пошел на крайние меры. 4 ноября 1964 г. в дом аятоллы ворвались десантники, которые отвезли Хомейни в аэропорт. Оттуда транспортный самолет ВВС Ирана доставил его в Анкару. Только в 1965 г. аятолла получил разрешение перебраться в Ирак. Он обосновался в хорошо знакомом ему Наджафе, откуда продолжил руководство революцией. Здесь он прочитал курс лекций, который был записан на магнитофон и переправлен в Иран.

Народ видел в Хомейни человека, на которого снизошла Божья благодать. Ведь недаром Хомейни был сеидом, потомком пророка Мухаммеда, и в отличие от других мусульман имел право носить черную чалму. Сам он тоже считал, что выражает волю небес, сопротивляясь «незаконной власти», противопоставляющей себя воле Аллаха.

Учитывая ситуацию, власти Ирана добились от Ирака лишения Хомейни вида на жительство, и он был вынужден перебраться во Францию. Из парижского пригорода аятолла продолжал руководить оппозицией. Отсюда по телефону его сторонники передавали обращения к народу, которые потом зачитывали в мечетях 180 мулл, верных его идеям.

В августе 1978 г. Хомейни издал фетву (воззвание) о свержении шаха. 16 января 1979 г. под давлением коммунистов, либералов и шиитов тот был вынужден бежать. Шах нашел пристанище в США, за что Хомейни объявил эту страну «Великим Сатаной», изгнал из Ирана 85 тыс. американцев и потребовал выдачи беглеца. Американцы отказались это сделать. Тогда аятолла приказал разгромить американское посольство, что и выполнили находящиеся под его влиянием студенты. В заложники было взято 90 человек, в том числе жены, дети и прислуга дипломатов. Лидера Ирана не испугала даже длившаяся несколько лет международная изоляция страны. Пленники пробыли в неволе почти два года и были освобождены только после прихода к власти Р. Рейгана.

Хомейни вернулся на родину через две недели после бегства шаха. Три дня сторонники аятоллы сражались с шахской гвардией и верными монарху военными частями, а потом брошенные шахом военнослужащие начали переходить на сторону восставших.

Ранним утром 12 февраля иранское радио сообщило о победе исламской революции и о предоставлении верховной власти «высшему богословскому авторитету, законоведу, знатоку Корана и всех почитаемых мусульманами книг, уважаемому всеми верующими так, что его мнение воспринимается беспрекословно», то есть Хомейни. Эпоха светской государственности в стране закончилась: «тиранию короны» сменила «тирания тюрбана». Победители начали охоту за сторонниками прежнего режима. Были созданы комитеты и трибуналы, в обязанности которых входили поиски и расстрел сотрудников шахской охранки, армейских офицеров, чиновников, предпринимателей и интеллигенции. Женщины, осмелившиеся сбросить чадру, подвергались публичным издевательствам, пыткам и казням. По мусульманской традиции их забивали камнями.

Сразу же в стране утвердился культ Хомейни. Стали создаваться легенды, в которых его наделяли сверхъестественными способностями. Например, говорили о том, что он может оценивать людей по глазам, а поэтому избегает телефонных разговоров. И действительно, собственного телефона иранский лидер никогда не имел. Всю жизнь Хомейни жил аскетом. Немалые доходы от принадлежащих ему земельных наделов, на которых трудились около 3 тыс. крестьян арендаторов, шли на выплату стипендий ученикам Хомейни, талибам, а также на поддержку боевых арабских организаций за рубежом.

В 1979 г. Хомейни стал «факи» – высшим духовным наставником и фактическим правителем провозглашенной им 1 апреля Исламской Республики Иран. Однако официальным руководителем страны он быть отказался. По выбору аятоллы премьер министром Ирана стал Базарган, а президентом в 1980 г. был избран Бана Садр. Сам Хомейни удалился в Кум, где жил в небольшом полутораэтажном доме, а точнее, в комнате, лишенной всякой мебели. Постель на полу и книги – вот и все, что было необходимо факи. Здесь, сидя на ковре в окружении приспешников и родственников, он принимал посетителей, в том числе и иностранные делегации. Премьер министр посещал его каждый четверг, в остальные дни принимались другие официальные и неофициальные лица. День был расписан по минутам: молитва до рассвета, чтение Корана, скудный завтрак, обязательный дневной сон, опять молитва.

Исламские власти национализировали банки, страховые компании, ряд предприятий тяжелой промышленности. Меджлис (парламент) принял решение об аграрной реформе и национализации внешней торговли. Однако дела в стране не ладились. Большинство чиновников и даже муллы из числа «исламских революционеров» быстро забыли прежние лозунги – их больше интересовали доходные места. Поэтому в высших эшелонах власти начались бесконечные свары. В результате студенческих волнений был вынужден уйти в отставку премьер Базарган. А Бана Садр, уличенный в недостаточной приверженности политике аятоллы, был лишен президентского кресла и в женской одежде бежал в Париж.

2–3 декабря 1979 г. референдум утвердил «исламскую конституцию», сделавшую Хомейни пожизненным правителем Ирана. Страну охватила волна репрессий, направленных против сторонников либеральных сил и коммунистов. Кроме того, репрессиям были подвергнуты все, кто противостоял традициям шиизма. По непроверенным данным, при Хомейни было казнено 50 тыс. иранцев, а 140 тыс. находились в заключении.

Все население страны было превращено в добровольных осведомителей органов безопасности. Родители должны были доносить на детей, дети – на родителей, а все вместе – на родственников, соседей, сослуживцев и приятелей. При этом особое внимание уделялось нарушениям законов шариата. Осведомительство считалось национальным и религиозным долгом.

Весной 1980 г. в стране была объявлена «великая исламская революция», поставившая на грань уничтожения всех деятелей культуры, чье мнение хотя бы минимально расходилось со взглядами шиитов. Мировой сенсацией стало публичное проклятье аятоллой в 1988 г. романа известного иранского писателя Салмана Рутттди «Сатанинские стихи». В январе 1989 г. духовный лидер Ирана фетвой приговорил автора к смерти, посчитав роман кощунственным по отношению к исламу и пророку Мухаммеду.

В защиту Рушди выступил генеральный секретарь ООН Перес де Куэльяр, но это никак не повлияло на позицию аятоллы. Следует заметить, что книга действительно оскорбительна для мусульман. Однако, помимо возмущения, Хомейни руководствовался еще и политическими мотивами. Он стремился мобилизовать мусульманский мир против «общего врага» – Запада – и против прозападных иранских либералов, которые отстаивали необходимость развития контактов с США и европейскими странами.

Несомненно, лидер шиитов был прежде всего политическим деятелем: недаром он считал, что «ислам в целом – это политика». Одну из главных задач своей политики Хомейни видел в распространение учения пророка Мухаммеда на все державы мира. Даже Горбачеву он направил письмо с предложением вступить в лоно ислама вместе со всем тогда еще советским народом.
В сентябре 1980 г. началась продлившаяся восемь лет война Ирана с Ираком. Это заставило Хомейни неофициально наладить контакты с внешним миром. Израиль и США, так и не установившие дипломатических отношений с Ираном, начали поставлять туда оружие. Для поставщиков важнее всего были деньги. Поэтому они пропускали мимо ушей проклятья в адрес «империализма» и «сионизма», щедро раздаваемые иранским лидером.

Война стоила Ирану огромных жертв. Сотни тысяч 12–16 летних детей пожертвовали жизнями при разминировании иракских минных полей. Подобно средневековым асассинам, они надеялись попасть в рай. В целом же Иран потерял в войне около 1 млн человек убитыми и ранеными.

Эта война сильно сказалась на взглядах иранского лидера. Судя по всему, политик в нем поборол ученого богослова. Сразу по окончании военных действий Хомейни заявил, что власть государства не может быть ограничена рамками божественного предписания. Теперь он считал, что государственное управление должно быть превыше религиозных обязанностей, включая молитвы, посты и хадж. Государство может наложить запрет на все, что противоречит его интересам, ибо власть правительства важнее «исламского закона».

Эти идеи, однако, Хомейни не удалось применить на практике. Весной 1980 г. после обширного инфаркта он вынужден был переехать из Кума в пригород Тегерана. Позже он перенес еще два инфаркта и скончался 3 июня 1989 г. Своим наследникам Хомейни оставил четки и молитвенный коврик, а последователям – идеи.

Его похоронили на кладбище Бехеште Захра, куда стекаются люди со всех концов страны и из за рубежа. Над гробницей построена мечеть, которая благодаря мощным прожекторам видна издалека даже ночью.

Поделиться новостью:



Обязательно посмотрите и эти записи:

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

О сайте
Тираны и диктаторы были и есть. Каждого из приведенных здесь глав государств называют сумасшедшим, хотя не в каждом случае есть медицинское тому подтверждение. Поклонники некоторых из этих деятелей считают их действия оправданными временем и условиями, в которых те принимали решения. Другие считают, что в этих правителей вселился дьявол.





Наверх