Мария I Тюдор (Мария Кровавая)

Дата: 13 Апрель 2013 Рубрика: Узурпаторы божественного замысла Комментарии: Нет комментариев
«Яндекс.Такси» запустит сервис грузоперевозок
Новый сервис предоставит возможность заказать грузоперевозки по двум тарифам. Также можно будет использовать услугу грузчика. Первый тариф позволяет заказать легковой автомобиль (Citroen Berlingo и Lada Largus) с грузовым отсеком с общей грузоподъемностью не более 1 тонны. Во втором тарифе представлены малотоннажные фургоны с грузоподъемностью до 3,5 тонн, например, Citroen Jumper и «ГАЗель NEXT». Автомобили будут не старше 2008 года, сообщает «Коммерсантъ».
Также клиенты смогут заказать транспорт с грузчиками, но если водитель работает в одиночку, он не будет получать такие заказы. «Яндекс.Такси» обещает «специальные бонусы для некоторых партнеров и водителей», подключившихся к новому тарифу.


Королева Англии. Восстановила в стране католицизм и жестоко преследовала сторонников Реформации.

Мария I правила Англией совсем недолго – с 1553 г. до ноября 1558 г. Но за этот короткий период в Англии было сожжено около 300 протестантов, обвиненных в ереси. Сотни других бежали или были изгнаны из страны. Недаром англичане называли ее «Bloody» – «Кровавой», хотя последствия ее тирании были далеко не так страшны, как в Испании и Нидерландах в период правления ее мужа Филиппа II, который по прихоти истории почему то не заслужил подобного имени.

История восшествия на престол и правления Марии Католички (еще одно ее прозвище) полна драматизма. Церковная реформа ее отца, короля Генриха VIII, освободившая Англию от подчинения папе, после его смерти подверглась серьезной опасности. Его многочисленное потомство от разных жен, браки с двумя из которых были признаны недействительными, создало еще при жизни Генриха запутанную ситуацию с престолонаследием. Это привело к возникновению в придворной среде различных партий, поддерживавших разных кандидатов на трон в надежде усилить собственную власть в государстве. В конце концов парламент предложил королю самому назвать преемника, и Генрих в завещании первым назвал сына Эдуарда, рожденного от брака с Джейн Сеймур.

В случае его смерти трон должна была получить дочь Екатерины Арагонской, Мария. Десятилетний принц, прототип героя известного романа Марка Твена «Принц и нищий», взошел на престол под именем Эдуарда VI, но страной правил Совет регентства, состоявший из ревностных реформаторов. Поэтому в этот период страна, где оставалось еще много сторонников католицизма, не испытала никаких потрясений, связанных с церковным устройством. Но 6 июля 1553 г. юный король умер от туберкулеза, и подспудное противостояние католиков и сторонников англиканской церкви выплеснулось на поверхность. При этом католики основные надежды возлагали на законную (по завещанию Генриха VIII) наследницу престола Марию Католичку.

Мария родилась 18 февраля 1516 г. и была первым ребенком Генриха. Король явно не отличался особой любовью к своим отпрыскам. Желание заключить брак с Анной Болейн заставило его, несмотря на протесты папы, развестись с Екатериной Арагонской и порвать с католической церковью. А после рождения сына от третьей жены Джейн Сеймур он объявил Марию незаконнорожденной, чтобы лишить ее права на престол. Впрочем, совсем забыта принцесса не была. Ей дали хорошее по тем временам образование, заключавшееся в прекрасном знании языков: французского, испанского и латыни.

Детство и молодость будущей королевы были безрадостны. Это наложило отпечаток даже на ее внешность. Видевший портреты королевы венецианский посланник Джованни Микеле писал: «В юности она была прекрасна, хотя в чертах ее выражались нравственные и физические страдания». И это неудивительно: почти всю жизнь, до самого восшествия на престол, Мария не чувствовала себя в безопасности.

Родной отец видел за ее спиной католический лагерь Европы, прежде всего Римского Папу и императора Священной Римской империи Карла V, и опасался заговоров. Но особенно сложное положение сложилось после смерти Генриха, когда придворные группировки за спиной у малолетнего короля начали борьбу за своих кандидатов на трон. Известно, что весной 1550 г. посол Карла V в Англии Ван дер Делфт по приказу императора даже составил план побега принцессы на испанском судне. Корабль уже ждал Марию близ Хариджа, но заговор был раскрыт, а наблюдение за ней усилилось.

Трон, несмотря на законность своих притязаний, Марии пришлось отстаивать, причем принцесса при этом проявила незаурядное мужество. Фаворит и наставник покойного Эдуарда герцог Нортумберленд задумал возвести на трон королеву, которая поддерживала бы протестантизм, а значит, и его собственные интересы. Выбор пал на шестнадцатилетнюю Джейн Грей, дочь младшей сестры Генриха VIII. Под давлением герцога умирающий Эдуард завещал трон Джейн. Тогда Нортумберленд спешным порядком женил на ней своего сына, Гилфорда Дадли, надеясь таким образом обеспечить для своей семьи право на английский престол. Марию же герцог решил лишить трона как «упорную еретичку». Принцессу должны были арестовать еще до смерти Эдуарда, однако верные люди предупредили ее о заговоре, и высланный за ней конный отряд не смог выполнить поручение.

Мария укрылась в Норфолке у своих сторонников. Она должна была выбрать: бежать к Карлу V – или бороться. Принцесса после некоторых колебаний выбрала второе. Узнав о событиях в Лондоне, она объявила себя королевой, разослав по всем графствам и городам письма с призывом «подчиниться ей как законной королеве Англии».

Выбор оказался верен. В глазах большинства англичан она была законной наследницей. К тому же всем было ясно, чего добивается Нортумберленд. Поэтому за Марией пошли не только католики, но и протестанты. Уже к 16 июля ей удалось собрать сорокатысячное войско, во главе которого претендентка на престол двинулась на Лондон. Тайный совет срочно отменил свое предыдущее решение и объявил о «низложении Джейн как незаконно похитившей престол».

Народ встретил это известие с ликованием. В честь Марии купеческие гильдии организовали грандиозный банкет, выкатив на улицы бочки с вином. А разъяренная толпа едва не растерзала Нортумберленда, когда его везли в Тауэр. Вскоре герцог и его три сына взошли на эшафот. Та же участь через некоторое время постигла и шестнадцатилетнюю Джейн Грей, опрометчиво ставшую игрушкой в руках честолюбца.

Эти казни явились началом католической реакции в Англии, вдохновительницей которой стала новая королева. Екатерина Арагонская воспитывала дочь в приверженности к католической церкви, и возможно, Мария, так фанатично, вопреки воле отца, отстаивавшая свое право исповедовать католицизм, таким образом выражала протест против несправедливости и самодурства Генриха в отношении к себе и матери. Ясно также, что религия помогала ей находить силы для противостояния невзгодам. С юных лет будущая королева была готова жертвовать собственными интересами во имя интересов церкви. Известен, например, такой случай: по увещеванию своего духовника она сожгла собственный перевод Эразма Роттердамского, который делала увлеченно и тщательно. С годами это чувство убеждение только усилилось. «Лучше погубить десять корон, чем погубить душу», – часто заявляла она придворным в ответ на советы по управлению государством, противоречившие ее идеям.


Увы, Мария совершенно не была способна на трезвый политический расчет. Будь она гибче в религиозных вопросах и мягче характером, ей, скорее всего, удалось бы восстановить католицизм в Англии. Ведь на первых порах решение вернуть страну в лоно римско католической церкви было встречено с одобрением. Однако королева не сумела использовать выгоды своего положения.

Психологическое состояние этой прямой, охваченной чувством религиозного подвижничества женщины понять нетрудно. Наконец то после долгих лет притеснений она могла открыто исповедовать свою религию, а самое главное – прекратить богопротивное с ее точки зрения распространение протестантства в Англии. Мария легко добилась от парламента ходатайства к папе «о прощении» английского народа и принятия этого ходатайства папским легатом. Женатые священники были лишены сана.

Однако, несмотря на все старания, вернуть церкви конфискованные у нее земли и имущество королеве так и не удалось. Оно попало в руки крупных землевладельцев, в том числе и католиков, которые насмерть стояли за вновь приобретенное имущество. В качестве примера небезынтересно откровенное заявление одного из министров, Джона Рассела, герцога Бердфорда, который на заседании Королевского совета поклялся, что «ценит свое дорогое уобернское аббатство больше, чем любые отеческие наставления из Рима».

Совершенно справедливо утверждение современного английского историка A. Л. Мортона о том, что Мария фактически «осталась заложницей в руках класса землевладельцев. Она могла вновь ввести католическую мессу и сжигать еретиков ткачей, но она не могла заставить ни одного сквайра вернуть хотя бы один акр захваченной монастырской земли». В результате королеве пришлось пойти на компромисс. Она согласилась проводить реставрацию католицизма, не затрагивая имущественных прав.

Свое страшное прозвище Мария Кровавая получила в связи с восстановлением старых законов о сожжении еретиков. Известно, что на первых порах было сожжено несколько видных церковников из числа протестантов. Англичане прореагировали спокойно: в XVI в. это было в порядке вещей. И только массовые казни, последовавшие в последние четыре года правления Марии, воспринимались с ужасом и возмущением. При этом гибли простые ремесленники и мелкие фермеры, очевидно, кальвинисты и анабаптисты из Лондона, Восточной Англии и Кента. Знать же, быстро сменившая свои взгляды, не пострадала. Таким образом, масштабное народное возмущение по поводу борьбы с еретиками Марии не грозило. Трон зашатался совсем по другой причине: брак королевы отдавал Англию в руки Испании.

Вполне естественно, что внучка своих единоверцев, испанских королей, всегда склонялась к союзу с Испанией. Со своей стороны, и испанские родственники не оставляли ее без внимания. Известно, что еще в то время, когда Марии было шесть лет, император Карл V, бывший одновременно испанским королем Карлосом I, во время посещения Англии заключил договор с обязательством о заключении брака с принцессой по достижении ею совершеннолетия. Однако зрелый мужчина вскоре забыл об обещании, сулившем пока весьма призрачные надежды, и заключил брак с Изабеллой Португальской. Когда Мария стала королевой, он вспомнил о своих матримониальных планах и решил женить на ней своего сына и наследника Филиппа.

Тридцатишестилетняя королева, взглянув на портрет двадцатишестилетнего принца, написанный великим Тицианом, тут же влюбилась. Филиппа же привлекала возможность стать королем Англии и получить при этом от отца Неаполитанское королевство и герцогство Миланское.
Оба были довольны, но англичане пришли в ужас. Испания, долгое время бывшая основным соперником Англии в торговле, традиционно считалась главным политическим противником королевства. Кроме того, зная фанатическую ненависть Марии и Филиппа к еретическим течениям, англичане справедливо боялись введения в стране инквизиции.

Филипп еще пребывал в Испании, а в Англии в январе 1554 г. уже вспыхнуло восстание, которое возглавлял дворянин протестант Томас Уайетт. Повстанцам удалось ворваться в Лондон, где они были разгромлены королевскими войсками. Стало известно, что Уайетт направил письмо сводной сестре королевы, дочери Анны Болейн, Елизавете с предложением трона. Однако будущая королева, уже в юные годы отличавшаяся взвешенностью поступков, оставила послание без ответа. Тем не менее Мария отправила ее в Тауэр. В последующие годы еще не один раз Елизавета окажется под подозрением, и только заступничество Филиппа, надеявшегося на брак с ней после смерти жены, спасет ее от казни.

В середине лета 1554 г. Филипп прибыл в Англию. Свадьба состоялась 25 июля с большой торжественностью. Но вскоре принц, всеми силами пытавшийся снискать расположение англичан, начал испытывать раздражение от того положения, в котором очутился. Надежды на английский трон не оправдались – парламент наотрез отказался короновать его. Увядшая и вечно больная жена постоянно докучала ему своими нежностями. Поэтому без сомнения приказ отца срочно выезжать в Брюссель, чтобы принять трон Испании, принц воспринял с облегчением.

Летом 1555 г. он покинул Англию и вернулся только в марте 1557 г. к большой радости Марии, сильно тосковавшей по мужу. Но вернулся Филипп с целью получить помощь от Англии в войне с Францией. Ему ничего не стоило уговорить влюбленную женщину пойти ему навстречу. Через четыре месяца он навсегда покинул остров, а это очень непопулярное среди англичан решение королевы стоило Англии важного торгового порта Кале, захваченного французами в январе 1558 г. Это нанесло удар по английской торговле. Мария, которую всего пять лет назад с восторгом встречал Лондон, теперь стала вызывать ненависть. Народ был готов к восстанию, но дальнейшие события сделали его ненужным.

Королева уже находилась при смерти. Ее здоровье давно подтачивала неизлечимая болезнь. Мария умерла 17 ноября 1558 г., оставив трон протестантке Елизавете, которая быстро уничтожила результаты ее фанатичных трудов, разрушила союз с Испанией и этим направила развитие европейской истории в новое русло.

А в памяти английского народа несчастная королева благодаря своей нетерпимости оставила недобрую память, воплотившуюся в страшном прозвище, хотя результаты ее правления были куда менее кровавы, чем деяния протестанта Кромвеля, который почти столетие спустя в страшной гражданской войне буквально залил «добрую старую Англию» кровью своих соотечественников.

Поделиться новостью:


Обязательно посмотрите и эти записи:

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

О сайте
Тираны и диктаторы были и есть. Каждого из приведенных здесь глав государств называют сумасшедшим, хотя не в каждом случае есть медицинское тому подтверждение. Поклонники некоторых из этих деятелей считают их действия оправданными временем и условиями, в которых те принимали решения. Другие считают, что в этих правителей вселился дьявол.





Наверх