Филипп II Испанский

Дата: 13 Апрель 2013 Рубрика: Узурпаторы божественного замысла Комментарии: Нет комментариев
«Яндекс.Такси» запустит сервис грузоперевозок
Новый сервис предоставит возможность заказать грузоперевозки по двум тарифам. Также можно будет использовать услугу грузчика. Первый тариф позволяет заказать легковой автомобиль (Citroen Berlingo и Lada Largus) с грузовым отсеком с общей грузоподъемностью не более 1 тонны. Во втором тарифе представлены малотоннажные фургоны с грузоподъемностью до 3,5 тонн, например, Citroen Jumper и «ГАЗель NEXT». Автомобили будут не старше 2008 года, сообщает «Коммерсантъ».
Также клиенты смогут заказать транспорт с грузчиками, но если водитель работает в одиночку, он не будет получать такие заказы. «Яндекс.Такси» обещает «специальные бонусы для некоторых партнеров и водителей», подключившихся к новому тарифу.


Испанский король. Его политика способствовала укреплению испанского абсолютизма. Активизировал деятельность инквизиции, превратив ее в орудие политического сыска и устранения неугодных. Развязал кровавый террор в Нидерландах.

«Король Филипп пребывал в неизменной злобной тоске. В бессильном честолюбии молил он господа даровать ему силу победить Англию, покорить Францию, завоевать Милан, Геную и Венецию, стать владыкой морей и царить над всей Европой… И вечно его знобило: ни вино, ни пламя душистого дерева, непрерывно горевшего в камине, – ничто не согревало его. Он всегда сидел в зале среди такого множества писем, что ими можно было бы наполнить сто бочек. Филипп писал неустанно, все мечтая стать владыкой всего мира, подобно римским императорам…» Этот мрачный карикатурный образ принадлежит автору уникальной по жанру книги эпопеи «Тиль Уленшпигель», Шарлю де Костеру.

Таким знаменитый бельгиец, следуя идее своего произведения, изобразил испанского короля. Таким запомнили его и читатели. Портрет, однако, далек от оригинала, хотя, строя образ своего антигероя, Костер широко использовал факты биографии короля Испании.

Филипп II родился 21 мая 1527 г. в Вальядолиде от брака императора Священной римской империи Карла V с португальской принцессой Изабель и получил имя в честь деда короля Кастилии Филиппа Красивого. По обычаю во дворце шли приготовления к грандиозному празднеству по поводу рождения наследника престола.

Однако планы королевской четы были нарушены прибытием гонца с известием о взятии Рима войсками Карла и чудовищном разграблении города. Это заставило императора, истового католика, не желавшего ссориться с папой, отменить празднество. А в народе случившееся сочли недобрым предзнаменованием, не сулящим ничего хорошего для будущего царствования. Тем не менее в апреле 1528 г. состоялась торжественная церемония, в ходе которой дворянство, духовенство и народ принесли присягу в верности одиннадцатимесячному принцу. А после обнародования акта присяги испанцы наверстали упущенное грандиозными иллюминациями, плясками и боями быков во всех городах и селениях страны.

До шестилетнего возраста принц находился на попечении королевы. Отца же, постоянно бывшего в разъездах и подолгу жившего в других частях империи, он почти не видел. Карл, однако, всегда помнил о сыне. Руководствуясь трактатом Эразма Роттердамского «Воспитание христианских принцев», он начал готовить единственного наследника к исполнению королевских обязанностей. Воспитанием мальчика занялись профессор Саламанкского университета Хуан Мартинес Селесио и доверенный советник императора Хуан де Сунига. Кроме того, для принца был создан собственный двор из 50 юных отпрысков знатных испанских фамилий. А министры объясняли мальчику суть происходящих в мире событий и знакомили его с искусством управления государством.

Под руководством учителей Филипп изучил древних классиков, латынь, французский и итальянский языки. Впрочем, их он, по видимому, знал не очень хорошо, предпочитая всю жизнь говорить по испански, хотя править ему пришлось многоязычной страной. Зато читать Филипп очень любил. К моменту его смерти личная библиотека короля насчитывала 14 тыс. томов. Таким образом, его можно считать одним из самых образованных монархов своего времени.

Когда мальчику исполнилось 12 лет, умерла его мать. С этого времени Филипп начал присутствовать на заседаниях высшего совещательного органа Испании, а в 1543 г. отец назначил его регентом Испанского королевства. С этих пор император регулярно направлял сыну письма и инструкции по поводу ведения государственных дел, обращая особое внимание на необходимость опираться на Бога и чувство ответственности. Ближайшим советником юного регента был назначен печально известный герцог Альба, преданно служивший королю до конца жизни.

К этому времени регент Испании и возможный наследник трона Священной Римской империи стал самым завидным женихом в Европе. Настало время подумать о выборе принцессы, достойной стать королевой. Как всегда в таких случаях, в расчет принимались чисто политические мотивы. Поэтому среди множества кандидаток Карл остановился на двух – французской принцессе Маргарите и Марии Португальской. Брак с Маргаритой сулил улучшение отношений с давним недругом императора, французским королем Франсиском I. Но Филиппу больше нравилась его двоюродная сестра Мария. Карл не стал перечить сыну и в октябре 1543 г. свадьба состоялась. Увы, в июле 1545 г. Мария скончалась при родах.

Судьба ее сына Карла, о котором речь пойдет несколько позже, стала источником знаменитой «черной легенды» о принце жертве и жестоком отце.

Следующие 10 лет Филиппу суждено было жить вне Испании. Карл решил сделать его императором Священной Римской империи и вызвал сына в Нидерланды, чтобы познакомить с будущими владениями. Это время стало для принца блестящей школой и позволило глубже понять суть хитросплетений европейской политики, но не помогло преодолеть духовного провинциализма. В отличие от космополита отца, он был слишком привязан ко всему испанскому, что в конечном итоге помогло ему возвести Испанию на вершину власти и влияния, но привело к потере Нидерландов, составлявших важную часть отцовского наследства.

Европейские нравы были чужды Филиппу. Не понравился и он подданным Священной Римской империи. Непомерная гордость принца, его суровость и воздержанность в еде, нелюбовь к турнирам и другим увеселениям отталкивали веселых бургундцев и фламандцев. А религиозная нетерпимость вызывала ненависть у немцев. Единственной слабостью Филиппа была наклонность к волокитству, что не прибавило ему популярности среди отцов и мужей придворных красавиц. Поэтому все с облегчением вздохнули, когда принц отбыл назад в Испанию.

На родине он, однако, пробыл недолго. В 1553 г. на английский трон взошла Мария Католичка, получившая за гонения на протестантов прозвище Кровавой. Ей было 36 лет, Филиппу – 26. Разницу в возрасте, однако, сглаживала перспектива со временем занять английский престол и уже сейчас получить права на Неаполитанское королевство и герцогство Миланское, которое Карл V давал в «приданое» сыну. Брак состоялся, и Филипп прибыл в Англию – к большому неудольствию не только английских протестантов, но и католиков, опасавшихся союза «мрачной» Марии и «ледяного» Филиппа. Английский парламент не дал согласия на коронацию мужа Марии, что лишило его прав на английский престол.


К счастью для англичан, Мария вскоре умерла, а Филипп, безуспешно пытавшийся склонить к замужеству новую королеву Елизавету, вынужден был в 1559 г. вернуться в Испанию. Однако к этому времени в его жизни произошло важное событие, скрасившее неудачу английского брака. 12 сентября 1555 г. в Брюсселе состоялась торжественная церемония отречения Карла V от престола. Император уже давно задумал уйти от дел, однако не сумел сделать сына императором Священной Римской империи.

Им стал его брат эрцгерцог Фердинанд. А за Филиппом остались Испания, Неаполь, Сицилия, герцогство Миланское, Франш Конте и Нидерланды – самая цветущая и населенная провинция христианского мира. За пределами Европы наследнику Карла принадлежали Вест Индия, Мехико и Перу, Канарские, Филиппинские, Молуккские острова и Тунис. Несмотря на то что по сравнению с отцовскими его территориальные владения уменьшились, Филипп все равно оставался могущественнейшим монархом в Европе.

Больше Филипп практически не покидал Испании. В военных действиях, в отличие от Карла, он тоже не участвовал, передоверив их своим военачальникам. Он предпочитал править как абсолютный монарх, широко используя бюрократические методы. Убежденный в божественном происхождении своей власти, король не терпел никаких возражений. Он почти не выходил из мрачного дворца монастыря Эскуриала, построенного по его приказу неподалеку от Мадрида, и общался с внешним миром с помощью бесконечной канцелярской переписки.

Столица была перенесена из Вальядолида в Мадрид, а Арагон лишился своей автономии. В Арагонские крепости были направлены кастильские гарнизоны. Важную роль в управлении государством играли Государственный, Финансовый и Военный советы. Но наибольшую власть имел Совет Инквизиции. При нем инквизиция окончательно превратилась в высший политический суд Испании, постепенно расправившийся со всеми противниками монарха. А противников Филипп видел прежде всего в протестантах. К его ужасу, они успели появиться даже в Испании. Инквизиции было дано распоряжение арестовывать всех заподозренных в ереси.

Переполненные тюрьмы не вмещали всех несчастных. Их пришлось содержать в монастырях и частных домах. Вновь в стране, как во времена Торквемады, запылали костры. Точное количество жертв не известно; во всяком случае, их были многие тысячи. Ведь в 1570 г., когда в Испании был сожжен последний протестант, принялись за уничтожение еще живших в стране морисков и маранов , заподозренных в неискреннем следовании христианской вере. В столице для короля и придворных была сооружена галерея, чтобы с нее можно было наблюдать за аутодафе. Рассказывают, что один из осужденных, дон Карлос де Сасо, идя на костер, сказал Филиппу: «Зачем ты мучаешь своих невинных подданных?» – и услышал в ответ: «Если бы мой сын был еретиком, я сам сложил бы костер, чтобы сжечь его!»

В какой то степени свою искренность в этом вопросе король Испании доказал на практике. Его сын от Марии Португальской, дон Карлос, был уродлив, крайне жесток и, как полагают многие, имел психические отклонения, что было не редкостью в семье испанских монархов. Единственное существо в Эскуриале, к которому он был привязан, была мачеха, третья жена Филиппа Елизавета Французская. Она жалела пасынка и была внимательна к нему. Отца же Карлос ненавидел. Король подозревал это, а узнав о связях сына с протестантами в Нидерландах (тот уже давно позволял себе грубо вмешиваться в государственные дела), попросил духовника выведать истинные настроения принца. После многочисленных отказов исповедаться принц все же сознался, что хотел бы убить короля. Это решило его участь: Карлоса заключили в башню замка Аревало, где он и умер 25 июля 1568 г., сильно простудившись.

Это создало почву для многочисленных слухов, один страшнее другого. Говорили, что его отравили, или задушили подушкой, или отрубили ему голову… Документы, связанные с этим делом, не сохранились, так как перед смертью король Филипп приказал сжечь свои личные бумаги. Все это и создало ту самую «черную легенду», о которой говорилось несколько ранее. Но ей человечество обязано несколькими прекрасными литературными произведениями. Легенда послужила основой для знаменитых творений Шиллера («Дон Карлос»), Генриха Манна (дилогия «Юность и зрелость короля Генриха IV») и Томаса Манна («Тонио Крюгер»).

Подобно отцу, Филипп вел много войн, направленных на расширение Испанского королевства. Однако лишь немногие из них были удачными. В 1580 г. он присоединил к Испании Португалию. В 1571 г. его сводный брат Хуан Австрийский нанес турецкому флоту при Лепанто крупное поражение, которое во многом способствовало началу упадка Османской империи. Однако в борьбе с Англией испанцы потерпели фиаско. Поход знаменитой «Непобедимой Армады» – громадной испанской флотилии – закончился летом 1588 г. ее гибелью. В результате Испания потеряла господство на море. Большой неудачей закончилась и война Филиппа с Францией, начатая им в 1589 г. Он вмешался в борьбу французских католиков с гугенотами. Войска Филиппа сражались против вождя гугенотов Генриха Наваррского, осадившего Париж. Однако город вынужден был капитулировать, и испанцы сдались на милость победителя.

Любопытно, но по натуре Филипп вовсе не был жесток. Его действиями управляло чувство долга, ибо главную свою обязанность он видел в борьбе с еретиками. Но именно благодаря этому король заслужил печальную славу палача Нидерландов, которую разделил со своим наместником, герцогом Альбой, посланным на усмирение восставшей страны.

Противостояние между королем и жителями Нидерландов началось давно. Здесь еще со времен Карла V ненавидели испанцев, а Филиппа – в первую очередь. Неприязнь была обоюдной, но на первых порах под влиянием отца новый король не стал менять порядки в этих землях и ограничился лишь подтверждением прежних указов, направленных против еретиков. Однако если при Карле их исполняли без особого рвения, то теперь король начал преследование слишком снисходительных чиновников, приказал отбирать имущество у лиц, которые эмигрировали по религиозным причинам, следить за странствующими ораторами и певцами и разрешил иезуитскому ордену обосноваться в Бельгии, хотя знал, что это вызовет протест населения.

Еще большее возмущение вызвало увеличение количества епископств – шаг, которым Филипп хотел усилить в стране влияние католицизма, только усилил протест. Дошло до того, что по просьбе правительницы Нидерландов, сводной сестры короля Маргариты Пармской, ненавидимый народом министр Гранвелла был отозван в Испанию. Но на его место в качестве военного усмирителя бунтовщиков в августе 1567 г. прибыл герцог Альба, полностью разделявший ненависть Филиппа к протестантам. Из чувства долга он залил провинцию кровью. В этом ему помогала введенная и здесь инквизиция.

Чтобы иметь оправдание в глазах соседних держав, Филипп представил дело о Нидерландах на инквизиционный суд, который принял поразительное решение: все, виновные в ереси, отступничестве или бунте либо не оказывавшие сопротивления названным категориям населения, обвинялись в измене. После этого 16 февраля 1568 г. король издал эдикт, по которому фактически весь народ Нидерландов за измену приговаривался к смерти и конфискации имущества «без надежд на какую бы то ни было милость». Чтобы создать видимость законности, в стране был учрежден Совет по расследованию волнений, получивший название Кровавого, который не менее широко, чем инквизиция, применял жестокие пытки. Председателем совета был Альба, только за первые полтора года его правления было казнено более 6 тыс. человек.

Не приходится удивляться тому, что народ Нидерландов, в начале правления Филиппа не помышлявший об отделении от Испании, восстал. В апреле 1562 г. взбунтовались северные районы страны, позже к ним присоединились южные. Жестокая война длилась очень долго и шла с переменным успехом. Но в 1581 г. Филипп II по постановлению Генеральных штатов (парламента) был низложен и северные Нидерланды превратились в независимое государство. Однако эту независимость Испания признала только в 1648 г. на Вестфальском конгрессе – когда прах Филиппа уже почти полвека находился в земле.

Король умер в своем мрачном Эскуриале в 1598 г. от лихорадки. Наследнику, принцу Филиппу, родившемуся от его четвертого брака с дочерью императора Максимилиана II Анной Австрийской, в наследство досталась большая страна, вконец обессиленная войнами, непомерными налогами, отставшая от ряда европейских стран по уровню создания новых форм производственных отношений, характерных для нарождавшегося буржуазного строя, и утратившая значительную часть интеллектуального потенциала.

Поделиться новостью:


Обязательно посмотрите и эти записи:

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

О сайте
Тираны и диктаторы были и есть. Каждого из приведенных здесь глав государств называют сумасшедшим, хотя не в каждом случае есть медицинское тому подтверждение. Поклонники некоторых из этих деятелей считают их действия оправданными временем и условиями, в которых те принимали решения. Другие считают, что в этих правителей вселился дьявол.





Наверх