Сомоса Гарсия Анастасио

Дата: 10 Май 2013 Рубрика: Создатели тоталитарных режимов Комментарии: Нет комментариев
«Яндекс.Такси» запустит сервис грузоперевозок
Новый сервис предоставит возможность заказать грузоперевозки по двум тарифам. Также можно будет использовать услугу грузчика. Первый тариф позволяет заказать легковой автомобиль (Citroen Berlingo и Lada Largus) с грузовым отсеком с общей грузоподъемностью не более 1 тонны. Во втором тарифе представлены малотоннажные фургоны с грузоподъемностью до 3,5 тонн, например, Citroen Jumper и «ГАЗель NEXT». Автомобили будут не старше 2008 года, сообщает «Коммерсантъ».
Также клиенты смогут заказать транспорт с грузчиками, но если водитель работает в одиночку, он не будет получать такие заказы. «Яндекс.Такси» обещает «специальные бонусы для некоторых партнеров и водителей», подключившихся к новому тарифу.


Президент Никарагуа, фактический диктатор, применявший репрессии и заботившийся только о собственном благополучии.

Говорить о политике и экономике Никарагуа без упоминания о США просто не имеет смысла. Со времен испанского правления и до сегодняшнего дня политической жизнью Никарагуа управляют 3–4 семейства с испанскими корнями. Периодически этот политический «бомонд» разбавляется несколькими генералами, революционерами или контрреволюционерами, смотря по ситуации. Никарагуа – маленькая страна: президенты и министры, парламент и армия здесь как бы игрушечные.

Но далеко не игрушечными являются их действия. Удивляет легкость отношения к человеческой жизни, а точнее жестокость, в странах Латинской Америки. При каждом путче людей убивают сотнями, иногда тысячами. Возможно, это отголосок испанских завоеваний, а может, это придает значимость маленьким странам в их собственных глазах. Все вышесказанное ярко иллюстрирует диктаторский режим Анастасио Сомосы. Он и его сыновья были у власти в Никарагуа 44 года, и все это время страной явно и не явно правили США.

Анастасио Гарсия Сомоса, или Тачо, как его называли в детстве, родился 1 февраля 1896 г. Тачо рано стал увлекаться азартными играми, вином и женщинами. Мальчику было с кого брать пример. «Славный» род Сомоса начал его дед, Бернабе Сомоса, бандит по прозвищу «Семь платочков». Во время налетов он закрывал лицо платком, кроме того, кличка намекала на латиноамериканскую поговорку: «И полудюжины платков не хватит, чтобы смыть с рук кровь». Когда Бернабе наконец повесили в городе Ривас, его сын Анастасио, отец Тачо, на «заработанные» папашей деньги купил кофейную плантацию и сумел нажить приличное состояние.

В 17 лет отец отправил Тачо в Филадельфию, в бизнес школу. В Америке юноша не оставил своих увлечений и вместо учебы занялся перепродажей подержанных автомобилей, а доходы от своего бизнеса просаживал в игорных домах. Там же Тачо попробовал себя в сфере подделки долларов. Попытка оказалась неудачной – его посадили в тюрьму. Стараниями отца молодого бизнесмена выслали на родину.

В Никарагуа Сомоса старший купил сыну трактир и выгодно женил на Сальвадоре, дочери доктора Луиса X. Дебайле и Касмиры Сакасы. Однако нормальная жизнь была не для Тачо. Вскоре трактир пошел с молотка за карточные долги. За трактиром уплыло и поместье Сан Маркос, доставшееся Анастасио в наследство от отца. Для поправки финансового положения Тачо стал фальшивомонетчиком. В 1921 г. его арестовали вместе с сообщником, будущим начальником штаба Национальной гвардии Камило Гонсалесом. Семья Дебайле презирала Сомосу, но ради дочери дело замяли. Некоторое время Тачо работал в Фонде Рокфеллера, занимаясь модернизацией уборных в Манагуа, за что получил прозвище «маршал клоак». Затем при поддержке американцев он стал «политическим начальником» города Леон.

В Никарагуа зрело недовольство присутствием американских войск и политикой консервативных правительств Чаморро, а за ним Диаса. В 1926 г. генерал Сандино развернул партизанское движение против оккупации США. Воспользовавшись ситуацией, военные формирования Либеральной партии сместили Диаса.

Президентом стал генерал Хосе Мария Монкада. Члены семьи Дебайле были влиятельными фигурами в партии и помогли своему зятю выдвинуться. Сомосу назначили заместителем министра иностранных дел в правительстве Монкады. Эту должность Тачо совмещал со службой переводчиком при экспедиционном корпусе морской пехоты США. Журналист Уильям Крем писал: «По английски Сомоса говорил бегло, но с фантастическим количеством ошибок и на том особом жаргоне, которым пользуются американские гангстеры итальянского происхождения». «Образование», полученное в Филадельфии, давало себя знать.

Генерал Сандино вел партизанскую войну с армией США в течение семи лет и вынудил американцев покинуть страну. В январе 1933 г. морская пехота США ушла из Никарагуа. Ее место заняли спецслужбы и прежде всего ЦРУ. Придя к власти, Тачо говорил: «Думаю пребывать у власти 40 лет, но если США рассудят иначе, то я готов покинуть президентский дворец хоть завтра». США руководили, поддерживали и охраняли Тачо, а затем и двух его сыновей. Но беда в том, что каждый последующий Сомоса был большим выродком, чем предыдущий. Сомосу в третьем «издании» США уже не смогли терпеть. В 1979 г. они отказались от поддержки Сомосы младшего, власть в стране захватил Фронт Национального освобождения им. Сандино. Последний Сомоса бежал в Парагвай. В 1980 г. в Асунсьоне, на пороге своего дома, он был расстрелян членами аргентинской террористической группы по заочному приговору сандинистов. Продолжая «славные» традиции Бернабе, ни один из рода Сомоса, кроме отца, не умер своей смертью. В 1982 г. Конгресс США запретил оказывать поддержку никарагуанским контрреволюционерам.

Тачо зарекомендовал себя человеком более чем лояльным к США, и при эвакуации американских войск шеф директор Национальной гвардии, генерал Б. Мэтьюс рекомендовал на свое место Сомосу. В ноябре 1932 г. новый президент Хуан Батиста Сакаса назначил генерала Сомосу командующим Национальной гвардии. После ухода американцев генерал Сандино подписал соглашение с президентом Сакасой о прекращении военных действий. Он разоружился, сохранив батальон охраны. Партизанам выделялись земли для создания сельскохозяйственного кооператива.


Сомоса тем временем «осваивал» гвардию. Он избавился от неугодных офицеров и заручился поддержкой начальника генштаба генерала Г. Абаусы. Тачо утверждал, что Сандино сдал властям только устаревшее оружие, а остальное спрятал. Он требовал полного разоружения сандинистов и ликвидации батальона охраны. Сомоса направил в горы Сеговии отряды гвардии, которые преследовали сандинистов, несмотря на правительственные охранные грамоты. Многие сандинисты погибли, уцелевшие оказались в тюрьмах.

Сандино требовал от Сакасы распустить гвардию как незаконную антинародную организацию. В феврале 1934 г. он приехал в Манагуа на переговоры с президентом. В результате было принято решение о назначении гражданским и военным начальником 4 сеговийских департаментов генерала Портокарреро, друга Сандино. Сакаса также обязался реорганизовать гвардию. Сомоса обратился за советом к США. Посол США в Никарагуа заявил, что его правительство желает устранения Сандино. 21 февраля 1934 г. на площади перед президентским дворцом «генерал свободных людей» Сандино был убит.
Той же ночью гвардейцы ворвались в кооператив сандинистов. Началась резня безоружных людей, продолжавшаяся до утра. Погибло более 300 человек, в основном женщины и дети. Спастись удалось единицам. Убийство Сандино вызвало возмущение далеко за пределами Никарагуа. Сомоса был очень напуган и приказал расследовать случившееся. «Козлом отпущения» был объявлен капитан Гутьеррас. Он взял на себя вину и был осужден, но через некоторое время Сомоса добился для него амнистии.
21 февраля стало началом тотального террора.

За время своего существования Национальная гвардия уничтожила 300 тыс. человек – 10 % населения страны. Приближались выборы, Тачо рвался к власти. Единственной реальной силой, мешавшей ему, был племянник Сакасы Рамон. Тачо обвинил его в неподчинении, окружил крепость, которой тот командовал, и потребовал сдаться. Одновременно Сомоса осадил президентский дворец в Манагуа. Рамон был готов к бою, но президент, испугавшись разгрома, приказал ему сложить оружие. Сакаса и другие противники Сомосы бежали из Никарагуа. Путь к власти был открыт. Конгресс по желанию Тачо избрал временным президентом его приятеля Карлоса Харкина.

В сентябре 1936 г. состоялись выборы президента. Сомоса получил большинство голосов. Государственный переворот был оформлен «конституционно». 1 января 1937 г. Сомоса официально вступил в должность президента Никарагуа. Он запретил деятельность всех партий, кроме Либеральной и партии консерваторов, которым выделялась часть мест в конгрессе в обмен на послушание. Военным министром Сомоса назначил своего друга полковника Рейса.

Тачо очень нравились Гитлер и Муссолини. Он даже организовал собственное фашистское движение «Голубые рубашки», расформированное в начале 40 х гг. по указанию США. В гостиной президентского дворца висел фотоколлаж, на котором Тачо был «запечатлен» в обнимку с Гитлером. После вступления США в войну Тачо перевесил коллаж в спальню, прекратил связь с фашистами, конфисковал имущество никарагуанских немцев и сам же его скупил за бесценок. Он принял прогрессивный по содержанию Кодекс труда, разрешил деятельность социалистической партии. После окончания Второй мировой войны Сомоса обещал провести широкий круг реформ, что так и осталось обещанием. Позже выяснилось, что во время войны Тачо укрывал на территории Никарагуа фашистов из Уругвая.

Коммунистов Сомоса не любил, понимая при этом коммунизм широко и своеобразно. Он запретил «коммунистические» стихи Рубена Дарио, преследовал модернистов, абстракционистов и сюрреалистов. Сомоса запретил летчикам носить «коммунистические» кожаные куртки. Пиком борьбы с коммунизмом стало запрещение танго как «танца пролетариев Буэнос Айреса». Было приказано сдать все пластинки с танго, запрещался прокат в кинотеатрах фильмов, в которых танцуют танго.
Свое политическое кредо Сомоса определил так: «Пули моим врагам, баксы моим друзьям». Вряд ли друзьям перепадало много.

Жадность Тачо была фантастической. К 1945 г. ему принадлежали: 51 скотоводческое, 46 кофейных, 400 табачных поместий; золотые шахты; 50 % акций единственного цементного завода; 50 % акций спичечной фабрики (чтобы избавиться от конкуренции, Тачо запретил импорт зажигалок); половина всех деревообрабатывающих фабрик; 4 электростанции и т. д. Ежегодно Тачо присваивал 75 тыс. долларов, поступавших в виде налогов с иностранных фирм. Из 100 тракторов, выписанных из США, 98 Тачо взял себе. При Сомосе в стране стал массово выращиваться хлопок. Владельцы плантаций, в основном американские компании, получали большие прибыли. Тысячи крестьян остались без земли, работы и средств к существованию. В сельских районах население умирало от голода. Выращивание хлопка серьезно подорвало экономику страны и поставило Никарагуа в зависимость от импорта продуктов питания.

Тачо воздвигали памятники, его имя, имена его жены и родственников присваивались городам, площадям, улицам. Его дочь Лилиан стала «королевой национальной гвардии». При Тачо гвардия стала кастой «неприкосновенных». Она контролировала торговлю оружием, спиртным, наркотиками, лекарствами. Радио и телевидение, игорные дома, проституция, сбор налогов и сельское правосудие тоже были в ее руках. Холм Тискапа, на котором стояли президентский дворец, полицейское управление и военная академия с казармами, стал неприступным. Тачо любил тюрьмы. Он превратил восточное крыло дворца в тюрьму, в узких камерах которой можно было только стоять. Там же располагался личный зверинец Самосы с тиграми, гиенами, крокодилами и анакондами. Об этом соседстве рассказывали страшные вещи. Позже Сомоса построил еще бункер для себя и подземную тюрьму.

Руководство США знало, что представляет собой Тачо, но в поддержке не отказывало. Именно о нем Ф. Рузвельт сказал: «Да, он – сукин сын. Но он – наш сукин сын». Самую большую и неоценимую услугу диктатору американцы оказали в организации его личной безопасности. Без их помощи Сомоса не прожил бы на белом свете и дня. Агенты ФБР и ЦРУ организовали, обучили и непосредственно руководили разветвленной сетью стукачей. «Орехас» («уши») были во всех слоях общества, во всех городах и деревнях. Их были тысячи. Благодаря «орехас» многочисленные заговоры, мятежи и предвыборные комбинации проваливались еще на стадии подготовки. Понятно, почему простой по замыслу и исполнению заговор молодых бескомпромиссных поэтов удался. В их узком кругу просто не было места для стукача.

Было решено убить тирана во время фиесты в Леоне. 21 сентября 1956 г. в самый разгар вечера, во время танца, поэт Перес приблизился к столику Сомосы и выстрелил в него 6 раз. Тачо доставили в госпиталь американской зоны Панамского канала, президент Д. Эйзенхауэр прислал своего личного врача. Однако, несмотря на все старания, 29 сентября 1956 г. Сомоса скончался.

Поделиться новостью:


Обязательно посмотрите и эти записи:

Оставить свой комментарий

Пожалуйста, зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.

О сайте
Тираны и диктаторы были и есть. Каждого из приведенных здесь глав государств называют сумасшедшим, хотя не в каждом случае есть медицинское тому подтверждение. Поклонники некоторых из этих деятелей считают их действия оправданными временем и условиями, в которых те принимали решения. Другие считают, что в этих правителей вселился дьявол.





Наверх